Вконтакте

Воздушные шары и механические соловьи

18:31
20.02.2015
Есть у часовой марки Parmigiani Fleurier хорошая традиция поддерживать фестиваль воздухоплавания в Шато д’Э. Честно говоря, я к этой затее относился довольно прохладно – мало ли что швейцарская часовая компания может спонсировать; на Олимпиаду, «Формулу-1» или чемпионат мира по футболу никакого бюджета не хватит, а без того событий по всему миру, заметных, малозаметных либо вовсе не заметных предостаточно. На прямо заданный вопрос Жан-Марк Жако, гендиректор Parmigiani, отвечал просто: мол, нам это нравится, это уже веская причина. А тут и у меня появился шанс проверить самому, понравится мне это или нет, спасибо российскому офису Parmigiani, пригласившему в Шато д’Э. Правда, Швейцарские Альпы показали, что стабильность погоды – это не про них сказано, но все же нашлось окно в пару часов, позволившее и мне приобщиться к искусству воздухоплавания, открытому братьями Монгольфье. Шар ушел в высоту, ласково и незаметно утратив связь с земной твердью, приземление было мягким, хотя и хлопотным: пришлось подтаскивать шар к дороге (и это было самым веселым во всем приключении), в общем, обошлось без адреналина.

Лишь потом, через день, когда мы прибыли на мануфактуру Parmigiani во Флерье, в мастерской реставрации – а Parmigiani единственная часовая фирма, специализирующаяся на реставрации антикварных часов, музыкальных шкатулок и иных старинных самодействующих механических устройств, – у меня появилась мысль, что, пожалуй, фестиваль в Шато д’Э не зря, все здесь взаимосвязано. И здесь, и там – обращение к давним временам начала воздухоплавания и расцвета традиционного мастерства изготовления сложных музыкальных устройств и механических автоматов, и здесь, и там – избыточное, непрактичное и ненужное искусство делать те вещи, которые нравятся, и ничего больше. Помог понять это Мишель Пармиджани, который тоже приехал в мастерскую, а это всегда большая удача: он любит запускать отремонтированные устройства, и другой возможности услышать и увидеть механических птах, которым пара сотен лет, может и не оказаться. В этот раз Мишель запустил механизм потолочных часов с парой птиц в клетке, затем заставил спеть птичку из музыкальной шкатулки и показал находящийся в разобранном состоянии музыкальный пистолет с миниатюрным соловьем, страшный раритет. Работа по реставрации подобных устройств невероятно сложна – они могут попасть в мастерскую некомплектными, хуже того – неподобающе отремонтированными, технической документации на них нет – ее просто во времена оны и не думали составлять. Поэтому инженер занимается исследованием хитроумного механизма, пытаясь отыскать любую полезную информацию в старинных книгах, альбомах, каталогах, какие-то детали приходится восстанавливать, имея в качестве исходной информации лишь понимание требующейся функциональности, представление о техническом стиле эпохи и даже царапины и потертости, оставленные отсутствующей деталью. Вещи делаются небыстро, например я увидел в уже готовом состоянии механический монокль с поющей птичкой, который пару лет назад, когда я был в мастерской, только собирались начинать ремонтировать. На сей раз я заприметил документы по карманным часам тоже с поющей птичкой, а поскольку вещь очень редкая, тут же заинтересовался, но мой пыл быстро погасили, сказав, что работа эта проводится на условиях конфиденциальности, так что никакой информации не будет. А может быть, в следующий раз и эта птичка из карманных часов все же споет для меня?